«На щастя, не стикався». Так відповідає більшість одеситів на питання про медичну реформу, яка активно реалізовувалась в Україні в 2018-му році. Частина опитаних нами містян ще навіть не підписували декларації — а в медичних нововведеннях розбираються лише працівники галузі. І то, не в усіх.

— Сталкивались?

— Сталкиваюсь. Я работаю немного в медицине. К сожалению, не все так, как хотелось бы. Ну, эта реформа нас немного неправильно коснулась, в том плане, что мы немножко еще не развиты в том направлении. У нас не компьютеризировано ничего, а они это все уже внедряют.

— Подписывать декларации с врачами — как можете оценить такую практику?

— Ну, это правильно. Врач должен быть заинтересован в своих пациентах, клиентах.

— И вот относительно экстренной помощи, скорой помощи — это будут две разные. Одна будет приезжать, непосредственно в Одессе…

— Это тоже правильно. Суть в том, что иногда бабушке заболело в боку — вызывают скорую. А когда человеку действительно нужна неотложка — к сожалению, она не может приехать, потому что приехала, а там у бабушки нога заболела. Поэтому это правильно. Мы движемся, в принципе, в правильном направлении. есть недоработки, но… Не ошибается только тот человек, который ничего не делает.

— У нас есть уже семейный врач, уже зарегистрировались.

— Как думаете, появление таких семейных врачей — хорошо, плохо?

— Думаю, что хорошо.

— Также непосредственно в Одессе будет разделение на экстренную и неотложную скорые помощи…

— Ну, вот со скорыми помощами как-то немного непонятно. Здесь хотелось бы, чтобы было немножко по-другому, не так, как мы понимаем, слышим, как видим.

— Ожидания от медреформы на 19-ый год? Будет понятнее и лучше или?..

— Не могу сказать, затрудняюсь.

Я работаю в медицине, я работаю на компьютерном томографе. Я не могу сказать, что почувствовались какие-то реформы. Почувствовалось знаете что? Что  меньше есть каких-то привилегий людям, которые действительно в этом нуждаются. Есть люди, которые действительно нуждаются в бесплатной медицине, нуждаются в бесплатном обследовании. Это было до какого-то момента, потом сказали: так, все, денег в горбюджете больше нет. Скорая помощь — это вообще у нас проблема. Это проблема — не хватает работников, катастрофически не хватает, скорая едет на вызов 40 минут, даже на экстренные вызовы. У людей маленькие зарплаты, люди увольняются, увольняются такими количествами, что ужас.

— Сталкивались уже с нововведениями в этой сфере?

— Ну, я считаю, что это неплохо.

— Как вообще оцениваете? Вот семейные врачи…

— Ну, еще не сталкивались — дай бог нам не болеть всем — но я считаю, что все правильно делают на данный момент.

— Сталкивались уже?

— Нет, еще нет. Мы жили на съемной квартире, и мы не заключали декларации, ничего. Поэтому мы глубоко в это не вникали. И сейчас переехали в новую нашу квартиру — и будем уже смотреть, как это все в реалии будет, как это все в жизни воплощено.

— Можете оценить изменения в этой сфере?

— Я не почувствовала. Даже не знаю, это, наверное, все-таки, наш менталитет, и нужен не один год, чтобы что-то поменялось в этой стране.

— Подписывали декларацию с врачом?

— Нет. Честно говоря, мне кажется, это до нас дойдет не скоро. Наверное, где-то заграницей, это все не один год действует, а в нашей стране это еще новинка, и многих людей отпугивает новизна. И люди не стремятся к чему-то новому такому.

— Не почувствовала.

— Сталкивались вообще в новых условиях?

— Нет. Слава Богу, нет. Посмотрим, что дальше нам подготовит.

— Как думаете, в принципе, реформа медицины — это хорошо? То, как она сейчас вводится.

— Нет. Я за то, как у нас по Конституции — за бесплатное.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован