Get the Flash Player to see this content.

Дэвид Фоули — британский «фэшн-эксперт», который работал для таких известных брендов как «Daniel Hechter» и «Episode First», представляет наследный замок семьи Глэдстоун и рассказывает о своем сотрудничестве с украинскими модельерами. — Мы находимся сейчас за Уттон Хаусом, на внешней лужайке. Если мы станем лицом к лужайке, то позади нас и будет находиться дом. На нижнем этаже у нас расположен обеденный зал, салон и гостиная. Эти комнаты мы обычно используем для приемов, балов, вечеров и концертов. Это величественные, богато декорированные комнаты невероятной красоты.

На втором этаже у нас расположены апартаменты и комната Дюка, которая декорирована в стиле французской музыкальной комнаты. В ней находятся потрясающе красивая мебель, ценные картины и обюссонские ковры. Мы живем на верхнем этаже. Вы увидите мои аппартменты позднее и почувствуете, как уменьшается высота этажей по мере приближения к крыше. И это тоже придает дому неповторимое очарование. У нас есть два озера, итальянский остров, китайский остров и самые разные классические английские элементы ландшафта. И для того, чтобы обойти всю нашу территорию, понадобится больше трех часов Наш дом — это частная собственность, он и его территория закрыты для посещений. Принадлежит дом Дэвиду и Эйприл Глэдстоун. Мне нравится жить в Уттоне. Он разжигает мой креатив и является источником моего вдохновения вот уже 6 лет. Архитектор, который создал дом, — сэр Джон Суан. Очень английский архитектор, он создал многие известные здания и считается одним из наиболее уважаемых архитекторов. Наш дом – единственный из загородных домов-усадеб, который уцелел на сегодняшний день! Сады были созданы ландшафтным дизайнером, архитектором и садовником – Капабилити Браун. В идею ландшафтного дизайна заложен грандиозный вояж из Италии во Францию, через Венецию и Рим. Когда люди путешествовали 300 лет назад, они возвращались домой и хотели иметь воспоминания о местах своих путешествий. Это как сейчас — фотографии. Но вместо фотографий они построили Итальянский остров, Венецианский остров и Турецкий тент. Они обустроили дизайн своих садов так, чтобы наслаждаться воспоминаниями. Такого рода ландшафтный дизайн уникален для Англии. И мы гордимся тем, что он является частью Уттона.

Дом был построен 300 лет назад — в 1704 году. Это единственный уцелевший дом такого типа. Он был построен для герцога Букингемского. А через 100 лет дом сгорел до тла. Сэр Джон Суан восстановил поместье. Дом должен был быть полностью разрушен до основания 50 лет назад. Но был спасен. И спасла его Элен Брунер – теща Дэвида Глэнстоуна – первого посла Великобритании в Украине. Таким образом – это их семейная реликвия. У нас есть два бронзовых бюста, непосредственно связанных с Украиной. Эти бюсты Дэвида и Эйприл Глэдстоун были созданы одним из ваших самых известных скульпторов в то время, когда Глэдстоуны работали на Украине. Все статуи в холле передают тематику сада, пасторальные сцены, очень чистые и простые. Черно-белый мрамор — это мрамор кораро из Италии. Стены покрашены в особой технике, которая называется «Растикация», это очень старая техника покраски, что естественно – ведь самому дому 300 лет! Эта техника практически не воспроизведена нигде в Англии, ее редко где можно встретить. Но ощущения и чувства в этой комнате такие, что это не нечто грандиозное и высокопарное, а, напротив, — простое и естественное. Это абсолютно простая комната — заходишь в дом, направляешься к камину, согреваешь руки, снимаешь пальто, вешаешь его на крючок и идешь в свою комнату. Этот холл — это скорее анти-комната, но она задает тон всему остальному в доме. Эта простота и есть признак лучшей английской архитектуры. В нашей гостиной большинство вещей — это французский антиквариат. Дух, ощущения этой комнаты – это комфорт, уют, но в то же время — достоинство. Мы находимся в этой комнате в основном по вечерам. Что касается произведений искусства, все картины в этой комнате – это портреты членов королевской династии: двор Марии Антуанетты, маркиз Корнуэльский, Принц Чарльз Первый. Каминные экраны — из французских замков Парижа и Прованса, 17-й век. Вот такая комфортная, обычная, расслабляющая комната.

Как я уже объяснял, домом владеют Дэвид и Эйприл Глэдстоун. Это их загородный дом. В основном они живут в Лондоне, а сюда приезжают на выходные. Почти вся деревня пустая. Так что мы здесь – вроде хранителей эстетики и устоев этого дома. А на уик-энд все съезжаются, и у нас в течение трех дней очень много гостей… Я бы хотел очень кратко рассказать об «Ателье 1». Мы начали проект около двух лет назад вместе с Еленой Хильковой в формате розничного магазина на Украине. Мы проработали год с украинскими дизайнерами, предоставляя им возможность продавать свои коллекции в полном объеме. Мы работали очень усердно, пытаясь максимально приблизиться к тому, что они считают мечтой. И как и в любом бизнесе через год после существования мы можем уже говорить о наших планах на последующие несколько лет. Мы должны подумать, как сделать так, чтобы наш бизнес работал успешно и дальше. Одно решение может быть такое — посмотреть на коллекции одежды, посмотреть на наш коллекционный товар, посмотреть на наших дизайнеров и решить — финансово успешно это или нет? Нравится это нам или не нравится? И принятое решение, конечно же, эмоционально, но при этом основано и на бизнес-расчете: если дизайнер хорошо продается, хотя я лично не в восторге от всех вещей его коллекции, то, как бизнесмен, разумное решение, которое я должен принять — продолжить дальше работать с этим дизайнером. Но на самом деле — поскольку это мой проект, если мне не нравится коллекция, я не хочу, чтобы она находилась где-то рядом со мной. Я хочу гордиться каждой вещью дизайнера в моем магазине! Дизайнер должен соблюдать строго даты поставки коллекции, вещи должны быть исключительного качества, из отличных тканей. Также дизайнер должен иметь особое отношение к работе. И это самое главное! Я никогда не создавал » Ателье 1″ для того, чтобы создавать маленьких звезд. Мне не интересны «маленькие» звезды… Так вот, наши планы на будущее. Я сейчас очень плотно общаюсь и работаю с теми дизайнерами, которых я отобрал для украинского бутика «Ателье 1», креативным директором которого, я являюсь. Вы, возможно, зададите вопрос – почему мы работаем в моей столовой комнате? Я думаю, что вы поймете это, посмотрев вокруг. Мне нравится тот факт, что я работаю рядом с французской софой трехсотлетней давности. Наш гардеробный шкаф – это платяной шкаф королевы Александры; он стоял у нее дома, а ее дом — это Букингемский дворец. А мы этот шкаф заполнили фарфором 18 века. Это моя столовая, но здесь можно найти и прочувствовать очень много моментов для создания коллекции, много исторических ссылок! И это гораздо лучше, чем использовать для вдохновения один, пусть и прекрасный имидж. Это уже скучно.

Я бы хотел – чтобы Владимир Подолян, украинский дизайнер, который сейчас у меня в гостях, пожил в этой комнате неделю, чтобы мы с ним могли поговорить о картинах, о люстрах из венецианского стекла и о другом антиквариате. А затем использовать все это в качестве источников вдохновения — то есть вещей, оказавших влияния на коллекцию. Вот именно поэтому очень важно не иметь белую и стерильную студию. В ней дизайнеры становятся зажатыми. А здесь есть все, чтобы творить по-настоящему. Что мы сейчас делаем? Наша коллекция создается из четырех историй. Мы используем конфликт и напряжение между объемом и зауженностью в силуэтах. Это будет коллекция Владимира для бутика «Ателье-1», созданная под моим креативным руководством. Дизайнерский процесс мы начали с исследования. Владимир несколько дней работал с моей библиотекой. Ткани я отобрал 3-4 месяца назад, и мы сейчас в начале настоящего процесса дизайна. Владимир представит свою интерпретацию тех образов и материалов, которые он отобрал в ходе исследования. А я буду его направлять, чтобы мы могли создать коллекцию, которая будет соответствовать стилю «Ателье-1» в его новом направлении. Эта коллекция нужна Владимиру для его роста как дизайнера и она необходима для того, чтобы привезти его в Лондон для участия в показах. Вы делали съемки на Лондонской неделе моды. Вы видели уровень качества и уровень креатива. Вы также знакомы с уровнем творчества дизайнеров на Украинской неделе моды, и можете сравнить. И я думаю, что становится понятным то, для чего мы делали все, что Вы видели – для того, чтобы украинские дизайнеры стали успешны в Лондоне! Я верю в украинских дизайнеров. Среди них есть те, которые мне очень нравятся. Но мы не можем создавать дизайн, ориентируясь на украинского потребителя. Мне это не интересно. И миру это не интересно. Однако, если Вы хотите так работать, то – пожалуйста, нет проблем! Но к счастью, у Вас есть группа дизайнеров, которые стремятся к другому. Это Владимир Подолян, Лиля Пустовит, которая сейчас тоже в Лондоне и с которой мы уже работали. И Вы увидите, почему это стоит того, чтобы вкладывать свое время, ресурсы и энергию, чтобы приглашать дизайнеров, таких как Владимир, в мой дом, в мою студию и работать с ним рука об руку. Все, что я делаю – это то, что делал бы любой креативный директор. Я говорю: «Это хорошо», «это хорошо», «А это мы не будем использовать». Вот такой процесс. Он происходит в любой коммерческой компании. И именно так и нужно.

Комментарии закрыты