Які найголовніші зміни для України має зробити команда, яка прийде після виборів? Які три першочергові позиції потрібні для покращення ситуації в країні в цілому? Що саме є важкими мінусами становища сьогодні? Такі запитання ми ставили одеситам на вулицях міста. І ось що вони нам відповіли.

Уже у нас такий настрій, що ми уже нічого не ждемо. Уже віри нема нікому! Бо з каждими виборами чекаємо на те, що у всіх буде робота, нормальна зарплата — реальна, а не на бумагі. Бо вони спочатку підвищують, а потім до мінімалки 100грн добавляють. Пенсія щоб була нормальна, щоб пенсіонери не стояли у переходах на кожній сходинці з простягнутою рукою. І ми ждем-ждем при кожному Президентові, який приходить до влади, — нічого нема. І уже віри нема, що хтось прийде і зможе цю махину перевернуть так, як народ жаждає.

Война, это минус. Опять таки маленькие пенсии, из-за которых, я слышу неоднократно, пенсионеры выбрасываются из окон, включают газ и умирают потому, что им не на что жить, покупать лекарства, не на что кушать и не на что выживать просто. У меня такое ощущение, что у нас везде и во всем сплошные минусы. Все плохо, а надо, чтобы было хорошо. — А Вы на выборы пойдете? — Конечно. Раньше я не ходила на выборы ни разу, а мне уже 30 лет. А сейчас я хочу пойти.

Чтобы не было войны. Да, для начала необходимо окончание войны. Потом много надо сделать в стране: и повышение зарплат, и повышение пенсий.

— Какие бы три изменения Вы хотели от новой команды? — Чтобы войну прекратили. Чтобы с Россией наладились отношения.

Повышение зарплат, уничтожение коррупции. И меньше бандитизма, краж, воров, наркоманов. Как-то с этим бороться. — С какими тремя минусами Украина подошла к выборам? — Все то же, одни минусы, плюсов нет. Война чтобы закончилась. Чтобы врать и воровать перестали — этого хотим.

Мы аполитичны. — Вам нравится то, что происходит в стране? — Не все, но вполне. Хотелось бы дороги сделать, а то ездить невозможно. И побольше рабочих мест. Многое хотелось бы поменять, но вряд ли это произойдет. — Вы пойдете на выборы? — Да, конечно.

— Вот для Вашей жизни что надо? — Для моей — комфорт. Ну, и улучшение дорог, и цены уравнять.

Хотелось бы стабильности на Востоке. Изменений в здравоохранении. Я считаю, что пора вводить для платежеспособного взрослого населения, не для пенсионеров и детей, — платную медицину, даже государственную. Потому что все равно платим врачам на карман. Есть смысл сделать это официально. Большая раздробленность в обществе и непонятно, куда дальше будем двигаться. Под раздробленностью в обществе понимаю языковой вопрос, вопрос курса политического.

А чого би ми хотіли?  Хотіли б, щоб були робочі місця, щоб діти й знайомі, й ми могли піти та устроїтись офіційно на роботу, получати нормальну зарплату. Щоб соотвєтствовали наші расходи та доходи, і щоб нам щось лишалось прожити нормально. Щоб були робочі місця не за границей, а дома. Щоб не продавали просто так — дім збудували й продають квартири. А хто може купити ту квартиру? За що?

— Скоро выборы. Какие три главных изменения Вы ждете от команды, которая придет к власти? — Это прекращение войны, улучшение качества жизни людей. Хотелось бы, чтобы мы двигались самостоятельно, ни в сторону России, ни в сторону Европы. Чтобы были независимой страной и уникальной. Чтобы, наоборот, на нас равнялись, а не мы на кого-то.

Первое, чтобы повернулись лицом к селу. Купили чтоб машины, автобусы или вертолеты — и полетали бы над селами, посмотрели бы, в каком они состоянии. Людей остались единицы. Некоторые села исчезают с лица земли. В селах раньше вся продовольственная программа решалась, молоко, мясо. А сейчас ничего нет, люди! Второй вопрос. Пенсионеры, которые остались без кормильцев. У этих людей в селах нет ни дров, ни угля. А в некоторых селах даже нет магазинов. Села вымирают. Автобус не ходит в нашу деревню. Зато у нашего олигарха всего выше головы. — А сколько километров надо пешком ходить? — Семь! И самый интересный вопрос — это дети, которые заканчивают школу. 90% детей из сел, которые сейчас в городе, — они не определены никуда, поэтому у нас наркомания и пьянство. Сегодня они идут в бар, дети идут в бар! Тут надо строить, тут надо создавать! Надо беречь нашу нацию украинскую! Через 20 лет, наверно, надо будет специальным прибором искать, чтобы найти украинца. Раньше писали «Нас 52 миллиона». Почему сейчас не напишут, сколько нас осталось, 20 миллионов, 15, 10 или миллиона 3?

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован