«Причина» девятнадцатая: «Все так живут».

И это дьявольская ложь. Все живут по-разному. И кто-то живет намного лучше нас. Только живет незаметно. Но даже если бы действительно случилось такое, что все люди на свете вдруг совершили какой-то грех, то все равно он бы остался грехом. Отвечать будет каждый за себя.

И если мы оправдываем себя тем, что что-то сделали из-за кого-то, из-за чего-то: или время было такое, или еще какие-то были обстоятельства, — то это не перестает быть грехом. Грешили-то мы.

Если будем смотреть на тех, кто лучше нас, станем, может быть, лучше, А если будем смотреть на грехи — действительные и мнимые — наших современников, то так и застрянем в своих грехах.

Дело не в том, как все или не как все. А в том, хорошо или плохо, по совести или нет.

Смысл нашей жизни здесь в том, чтобы, несмотря ни на что, ни на кого, стать лучше. И если это будет вопреки обстоятельствам, то перед Богом это будет еще выше.

«Причина» двадцатая: «Но если начинать ходить в церковь, тогда ведь надо будет жить по-другому».

А почему «по-другому» — это обязательно хуже, чем сейчас? Разве сейчас наша жизнь — лучше некуда?

«Если я покрещусь, обвенчаюсь, тогда грешить уже будет нельзя, жене изменять и так далее…»

А этого и сейчас делать нельзя. В грехе и сейчас нет ничего хорошего. Последствия его и сейчас нисколько не лучше.

«Нельзя» — это не значит, что все зло греха в нарушении правил церковных. Главное зло — в самом грехе, в том, что он губит нас, наши души. В прибавлении зла в мире, от которого мы все страдаем.

Дьявол предлагает свои способы успокоения: «Волнуешься — закури. Плохое настроение — выпей. Выполняй все свои желания, даже блудные, низкие — не смотри, добро или зло несет это тебе и людям. Живи как можно легче!»

Живешь вот так, легко — а тебе становится все тяжелее и тяжелее. А потом приходит и настоящая скорбь — то, чего вовсе не хотел.

А у Бога — наоборот. Он говорит: «Потрудись. Помолись. Потерпи. Покайся. Попостись. Сходи в храм». И становится все легче и легче.

Господь Иисус Христос сказал нам: Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко. (Мф. 11, 28-29).

 

У Бога — бремя, но оно — легкое.

А в миру, у дьявола — всё вроде бы легко, но эта его «легкость» — тяжкая.

Сколько слёз-то в миру!

И все равно рано или поздно люди приходят со своими скорбями в церковь, не могут с ними сами справиться.

Начнешь ходить — сначала будет, может, нелегко, непривычно. А потом сам будешь удивляться: как мог без этого жить? Ведь одно же благо: и благодать, и польза, и праздники такие радостные, с таким живым смыслом. И мир в душе. И мысли какие-то простые, разумные в голове. И нет с Богом никакой беспомощности в любых затруднениях.

А уж когда Господь поможет — такая радость, такая благодарность…

«Причина» двадцать первая: «Как я пойду на исповедь, когда я не могу/ не хочу отказаться от некоторых своих грехов?»

То, что в грехах — счастье, смысл жизни, — это наглая дьявольская ложь. Как раз наоборот. Счастье дает человеку любовь, а это — дар Божий. Счастье дает человеку чистая жизнь, потому что грех убивает любовь. Счастье дает человеку чистая совесть, а совесть нашу очищает Господь в ответ на наше покаяние.

Некоторые, например, считают за удовольствие курение, даже не хотят от него поэтому отказываться. А преподобный Амвросий Оптинский писал: «От курения — раздражительность и тоска».

Так и с любым грехом. Когда мы не боремся со страстями, а удовлетворяем их, то наступает временное успокоение. Почему? Потому что дьявол тут коварно отходит, не беспокоит нас — завлекает в свои сети. А потом, конечно, возвращается — мы сами открыли ему эту дорогу, — и нам бывает еще хуже. Страсти крепнут, зависимость от них делается еще больше, и бороться с ними становится еще труднее.

Если будем бороться с греховными страстями, то Господь поможет, избавит от них — пусть даже и в будущей жизни. А если не будем бороться, то в будущей жизни они будут терзать нас вечно.

Вот, скажем, умер курильщик, душа его от тела отделилась. Ему хочется курить, а тела нет. Мука. Причем, вечная.

Избави Бог!

Лучше решиться бросить прямо сейчас. С Божьей помощью это возможно.

 

Комментарии закрыты