Ереван – 13-ая по счету столица Армении. Город расположен в араратской долине на высоте от 900 до 1300 метров над уровнем моря. Площадь – около 300 квадратных метров, население более миллиона человек, есть метро и два аэропорта. Не самый крупный, но вполне современный миллионник является на самом деле одним из древнейших городов мира. Ереван старше вечного города – Рима.

В 50 годах прошлого века во время разведывательных работ на этом холме была найдена клинопись. После ее расшифровки стало ясно, что это паспорт Еревана, точнее его древнего прародителя Эребуны, основанного еще во времена древнеармянского государства Урарту.

Сюзанна Сарксян, гид историко-археологического музея-заповедника Эребуны (Ереван)

Там написано, что богу Халды Аргешты сын Менуа построил крепость, назвал Эребуны. Этот паспорт и является основным материалом. В 9 веке до нашей эры около озера Ван из наирийских племен образовалось государство Урарту или пионири, как себя называли аборигены. Столицей государства стала Тушпа, нынешний Ван, который сейчас находится на территории Турции. Своего рассвета Урарту достигает при царях Аргешты первом и Сардуры Вторым, которые проводили завоевательные походы, строили крепости и города. В 782 году до нашей эры аргешты первый построил крепость Эребуны для охраны государства с севера

Состояла крепость из трех частей: культово-религиозной, дворцовой и хозяйственной. Перед входом – специальное помещение, куда складывалась амуниция, так как войти за стены вооруженным строго запрещалось. В нескольких местах – клинописные таблицы подобные паспорту Еревана. Всего при раскопках нашли 23 клинописи. Кое-где на стенах сохранились фрески на культовые и светские темы. Есть здесь и специальный тайный ход. Сейчас он запечатан, а тысячелетия назад вел в Тешебайны – вторую урартскую крепость, построенную спустя столетие после Эребуны на территории современного Еревана.

Найденные при раскопках обеих цитаделей артефакты стали экспонатами музея-заповедника Эребуны. Он находится недалеко от самой крепости, и был открыт в 1968 году в честь 2750-летия Еревана. Все здесь свидетельствует об очень развитом обществе со своей экономикой, культурой и религией. Верховный Бог жителей Урарту – бог неба Халды. Именно в его честь и была построена крепость. Также особо почитаемы были бог молний и грома Тейшеба (изображался в виде быка) и бог солнца Шевини (его символ – солнечный диск). В музее немало культовых статуэток с изображением того или иного божества. Есть здесь и специальные урны с тремя небольшими отверстиями. Вообще, жители Урарту хоронили умерших в склепах, но тела высокопоставленных членов общества через некоторое время сжигали, а прах помещали в такую урну, чтобы душа могла выйти через эти отверстия.

При раскопках также обнаружили косточки винограда — около 12 различных сортов, из которых изготовлялось вино – вот откуда «растут ноги» армянских винодельческих традиций. Жители Урарту также варили пиво. Более того, в их городах существовало водоснабжение. Вода доставлялась по подземным состыкованным между собой каменным трубам. Невероятно, но система оказалась настолько прочной, что кое-где ею пользуются до сих пор.

Сюзанна Сарксян, гид историко-археологического музея-заповедника Эребуны (Ереван)

Особое значение имеет большой канал. Построенный царем Минуа и прозванный каналом Минуа. Этот канал до сих пор существует и находится на территории Турции и подает воду в город Ван. Ему примерно три тысячи лет уже

Как город урартского царства Эребуны просуществовал почти полторы тысячи лет до 6 века нашей эры. Затем он стал одним из центров уже персидской сатрапии, пока не был почти полностью уничтожен и разграблен скифами. Небольшое поселение существовало на этом месте всегда, но оно то и дело подвергалось нападениям, переходу из рук в руки. Так что к моменту вхождения в Российскую империю, Ереванская губерния и ее центр Эривань не отличались какими-либо показателями. Разве что самый длинный железнодорожный путь был проложен от Санкт-Петербурга до Еревана. Вся армянская буржуазия, деятели культуры жили на тот момент в Баку, Тбилиси, Москве и Петрограде. Население же Еревана составляло всего 90 тысяч человек, город состоял из небольших и ничем непримечательных одно- двухэтажных строений. Так что большая часть зданий, которые можно сегодня увидеть в столице Армении были построены уже в 20 веке. Им нет еще и ста лет. А общий архитектурный облик Ереван приобрел благодаря архитектору Александру Таманяну. Родившийся в Екатеринодаре, выпускник Санкт-Петербуржской академии художеств, в возрасте 36 лет он уже удостоился звания академика, а через три года стал вице-президентом Академии художеств.

Ануш Тер-Миносян, историк архитектуры, директор Музея русского искусства (Ереван)

У него было все. Он строил, он был очень известным, одним из ярчайших представителей неоклассицизма. Однако, по-видимому, национальное его было так велико. Даже в воспоминаниях его сестры есть такое, что он однажды показывал архитектору Шредеру – своему другу по университету, он показывал альбом с армянскими памятниками и сказал: «Вот увидишь, я буду жить в Армении и строить там». То есть желание у него было

Приехав в Армению Александр Таманян познакомился с Торосом Тороманяном – исследователем тысячелетней истории армянской архитектуры, основоположником архитектурной науки. Переняв у него знания и поняв традиции армянских зодчих средневековья, Таманян разработал первый генплан Еревана, одобренный в 1924 году.

Аслан Мхитарян, заслуженный архитектор Армении, соавтор проекта архитектурного комплекса «Каскад»

Это вот его эскиз, его прорисовка. Уважение к нему было настолько велико, что вот уже через 10 лет он был в таком тяжелом состоянии физическом. Переутвердили тот же проект, но уже на 350 тысяч жителей. И вот сегодня мы стоит – тут памятник Таманяну, его проект. Это все северная ось и главный проспект. Одна горизонтальная, другая вертикальная, ну в сторону России. Так тогда было. И вот этот проект основной, который он заложил в свой генплан, он так сказать был в какой-то мере воспроизведен

В своей работе Таманян использовал самые передовые идеи того времени. Например, идею города-сада английского социолога Эдварда Говарда, концепцию застройки малого города французского архитектора Горнье. Систему децентрализации большого города Царинына. Но ни одну из них он не реализовывал механически. Только с применением к местному климату, колориту, национальному мышлению и, конечно же, в соответствии с традициями исторической архитектуры.

Ануш Тер-Миносян, историк архитектуры, директор Музея русского искусства (Ереван)

Во-первых, он приспособился, он не стал использовать элементарную кольцевую радиальную систему. Центр Еревана сделан как прямоугольная сетка улиц. И он это использовал. А радиальными улицами он связал их между собой. Он зонировал город. Он создал определенные зоны – культурная, вузовская, административная. И хотя очень многое потом было искажено. Однако мв до сих пор это видим … И все этом имело свою структуру, со своим композиционным ядром, одна они все были между собой взаимосвязаны

Таманян не только перенимал у других, он автор многих передовых идей.

Ануш Тер-Миносян, историк архитектуры, директор Музея русского искусства (Ереван)

Идея объединяющего вестибюля-атриума – внутреннего двора на много этажей, которую американцы спустя много десятилетий только стали использовать. И множество подобных идей. Таманян. Во-первых, он стал использовать камень. Он писал об этом. Что имеет Армения такие камни. Другие страны вынуждены строить из искусственных материалом, а Армения имеет богатые запасы камня. И нельзя не использовать это. Он использовал это. Кроме того, он всегда, будучи очень логично мыслящим архитектором, он оставался художником. Во всех своих проектах. … Он мыслил также с этой точки зрения, чтобы это было красиво, продумано, интересно, идейно

Главная площадь страны – площадь Республики, дом правительства, театр оперы и балета имени Спендиарова, здания многих вузов – все это проекты Таманяна, в которых архитектор реализовал свою главную идею – «исторические традиции, выраженные современным языком». Именно поэтому Ереван сегодняшний, которому по сути не более ста лет, оставляет впечатление очень древнего города.

Аслан Мхитарян, заслуженный архитектор Армении, соавтор проекта архитектурного комплекса «Каскад»

Как Ришелье считается в Одессе как градоначлаьник, который построил Одессу, так и Таманян у нас ассоциируется с таким понятием как возрождение 2-3-тысячелетнего Ереваня или Эребуны в новый современный город

Аслан Мхитарян в какой-то мере – продолжатель традиций Александра Таманяна. Он – со-автор проекта Каскада – монументального архитектурного комплекса, который связывает один из возвышенных районов Еревана с центром города внизу. Подобная задумка в несколько другой форме существовала и в генплане Таманяна.

Аслан Мхитарян, заслуженный архитектор Армении, соавтор проекта архитектурного комплекса «Каскад»

Даже в его проекте был такой момент, где здесь были фонтаны и дорожки, которые вот так, пересекаясь, спускались сюда к опере. Зданию, которое он запроектировал, к сожалению, не увидел законченным. И вот мы использовали эту его идею. И поэтому осталась вот такая идея и название Каскад. То есть все это заложено Таманяном.

Изначально Каскад планировался как проект благоустройства склона. Но затем разработчики решили приблизить комплекс к истокам армянской архитектуры: поэтому на каждом из пролетов здесь появились арки и дворики. Строительство началось в 1976 году, но через три года его пришлось остановить из-за …. подготовки к Олимпиаде в Москве. Тогда вышло постановление о прекращении работ над зрелищными и культурными объектами по всем республикам Союза. Затем работу возобновили, но страшное землетрясение в Спитаке разрушило планы. Все силы Армении были направлены на восстановление этого города. Ну а в лихие 90-ые место и вовсе осталось заброшенным. Но 10 лет назад началось возрождение Каскада. Его передали в аренду на 49 лет американскому миллиардеру армянского происхождения Джерарду Гафесджану. Благодаря средствам мецената Каскад превратился в один из главных культурных центров Еревана. Это не просто лестница с террасами для отдыха. Под ней находится несколько музейных залов, каждый из которых уникален.

Анна Симонян, директор по общественным связям и маркетингу центра искусств Дж. Гафесджан

Залов у нас много. Залы у нас очень разнообразные. На первом этаже представлено студийное стекло из коллекции Гафесчана. Там представлены авторы из разных стран. Особое место в нашем центре занимает зал Ханджан, где представлена фреска армянского художника Григора Ханджана, символизирующая возрождение Армении и изображающая три ключевых момента армянской истории: создание армянской письменности, аварарская битва – битва за веру, за христианство и возрождение Армении

Речь идет о монументальном панно, занимающем целую стену. Оно было написано вопреки многим препятствиям. Ведь работу автор – Григор Ханджан — начал еще в конце 80 годов. Советское руководство выделило под этот проект неплохое финансирование, которое, правда, прекратилось с распадом страны. В 90-ые на Каскад мало кто обращал внимание. Говорят, здесь даже проводили незаконные собачьи бои, так что о панно, естественно, забыли. Но Григор Ханджан приходил сюда практически каждый день и продолжал работу. До самой смерти в 1998 году. Закончил масштабное панно его ученик. Тогда это мало кого интересовало. Сегодня же зал Ханджана в Каскаде – особое место. Ведь панно символизирует сущность Армении: на нем изображены три важнейших этапа в истории народа, а также личности, в разные времена возглавившие народ. Кстати, если присмотреться, среди десятков лиц можно заметить и самого автора. Своеобразный автограф в стиле Караваджо, Микеланджело или Ван Гога.

Помимо этого зала в Каскаде можно увидеть еще несколько экспозиций, послушать джазовую или поп-музыку в концертном зале. Ну а спустившись вниз и выйдя из комплекса, попадаешь в еще один музей под открытым небом — сад скульптур.

Анна Симонян, директор по общественным связям и маркетингу центра искусств Гафесджан

Где вы можете увидеть образцы современной монументальной скульптуры из многих стран мира. У нас представлены такие ведущие имена мировой скульптуры как Фернандо Ботеро, Жуан Пленза …(резать отдышку, крыть скульптурами), Лин Чедвиг, Барри Фленниган. Все это у нас открыто для публики, и необязательно покупать билет для того, чтобы прикоснуться к прекрасному, достаточно просто прийти и посидеть на лавочке у нас в парке

Наконец, Каскад – это транспорт. Внутри комплекса находится эскалатор, которым может воспользоваться каждый желающий, чтобы спуститься из одного из городских районов в центр, а главное, не подниматься туда пешком: высота – около ста метров. Кстати, верхний участок Каскада еще не окончен, архитекторы подают проектные решения на конкурс, транспортная составляющая в их идеях занимает не последнее место.

Аслан Мхитарян, заслуженный архитектор Армении, соавтор проекта архитектурного комплекса «Каскад»

Транспортная связь центра города с самым большим районом города. Здесь перепад высот сто метров, и вот эта траснпортная связь, если она будет работать, автобусы из Арабкера (нашего района) не будут спускаться в центр. Можно эскалатором подняться, там супермакет подземный сделать, люди купили поесть, что-то такое, сели в автобус и поехали домой. То есть это было задумано и как разгрузка центра города транспортно. Потому что тогда работали Икарусы, они дымили очень сильно по этому серпантину, когда спускались к центру города. Ну сейчас ситуация другая, но вопрос остался тем же. Что это не просто такая художественная картинка для города, но и транспортная связь центра с большим районом и зоной отдыха – парком победы

Если возрожденный Каскад – новая городская достопримечательность, то Парк Победы – излюбленное место отдыха ереванцев еще с советских времен. Территория парка огромна, отсюда открывается прекрасная панорама на город, горит вечный огонь, возвышается весьма любопытный монумент – Мать-Армения. Сразу бросаются в глаза ее странные пропорции: сама статуя кажется меньше, чем постамент. Дело в том, что в 1951 году здесь был открыт другой памятник – 50-метровое изваяние великого вождя советского народа Иосифа Виссарионовича Сталина. Прекрасный монумент, отмечают архитекторы. За эту работу автор Сергей Меркуров получил свою вторую Сталинскую премию. Но вскоре вождь умер, культ личности развенчали, медного генсека с постамента сняли, и, чтобы заполнить пустоту, на его место водрузили устраивающую всех Мать-Армению.

Аслан Мхитарян, заслуженный архитектор Армении, соавтор проекта архитектурного комплекса «Каскад»

Ну вот после того, как скульптуру сбросили, надо было ее чем-то заполнить. И вот Мать-Родина, она есть и в Киеве, она естьив Петербурге, ну естественно должна была быть у нас. Ну у нее с рукой что-то. Как будто слали руку

Вообще количество памятников в Ереване впечатляет. Также над городом возвышается стела на холме Титернакаберц – памятник жертвам геноцида армян. В центре, наверное, ни одной улицы, где бы не находилась одна, а то и несколько скульптур. Великим писателям – например основоположнику новой армянской литературы и нового армянского литературного языка Хачатурю Абовяну, основателю теоретической астрофизики Виктору Амбарцумяну, композитору Араму Хачатуряну. А также десяткам других поэтов, писателей, композиторов, исполнителей, художников и ученых. Есть в Ереване и скульптура обычного горожанина, играющего в нарды, небольшие статуи героев кинофильмов и даже памятник … рукам – подарок итальянского города-побратима еще советских времен.

Гетик Багдасарян, народный скульптор Армении

Армения – это страна скал и камней. Поэтому армяне, увидев, камень, уже представляют себе скульптуру. Достаточно вспомнить древние поселения Горис или Хндзореск, где до сих пор можно увидеть дома в скалах, там когда-то жили люди. Все это тысячелетиями накладывало свой отпечаток, формировало менталитет армян, так что работа с камнем у нас в крови. Если ты видишь камень, ты уже представляешь для себя скульптуру. Поэтому сегодня в Ереване есть множество прекрасных памятников. Один из лучших, на мой взгляд, изваяние эпического героя Давида Сасунского возле железнодорожного вокзала.

Впрочем, никаких ограничений нет, отмечает Гетик Багдасарян. Тяга к камням, заложенная в генах армян, не мешает использовать и другие материалы. Металл, бронза, решения из дерева – все зависит от поставленной цели.

Гетик Багдасарян, народный скульптор Армении

То, что можно создать из камня, невозможно повторить из металла. И наоборот. Тот эффект, которого можно достичь с помощью металла, никогда не получишь из камня или бронзы. Все зависит от решения, от идеи. В зависимости от идеи и выбирается материал. Например, у меня есть скульптура Мартироса Сарьяна – известного армянского художника, мною очень любимого. Туловище его изваяно из камня, но голова – лицо и волосы – это проволоки. Все потому что у самого Сарьяна есть несколько автопортретов, написанных из отдельных мазков. Если бы я использовал камень, то не смог бы достичь этого эффекта, а мне хотелось, чтобы моя работа напоминала его картины

Хотя огромное количество новых памятников далеко не всем по вкусу. Также как и современных зданий. Консерваторы жалуются, мол, Ереван теряет свое лицо. Ведь центр города действительно имеет особый стиль. Большинство домов из туфа серого, а то и оранжевого цвета – так называемый красный Ереван. Широкие дороги, множество парков и специальных небольших фонтанчиков с метр высотой, откуда можно смело пить воду. В летнюю ереванскую жару это настоящее спасение. Поэтому на главной площади города – площади Республика – помимо громадных поющих фонтанов немало и таких питьевых фонтанчиков. Но буквально в нескольких метрах отсюда начинается совсем недавно построенный Северный проспект – пешеходная улица, практически без зелени, где нет ничего кроме магазинов, заведений и апартаментов на верхних этажах. Вполне европейская концепция, вызвавшая в Ереване большую дискуссию.

Гетик Багдасарян, народный скульптор Армении 47.52-48.22 К большому сожалению, в последние годы возводят все больше многоэтажных домов, причем, абсолютно бессмысленно. Где-то 5-этажный дом, где-то 20-этажный, что приводит у ужасному диссонансу современной архитектуры и старого города. Тем более, мы живем в сейсмически неустойчивой зоне, ни к чему нам эти высотные здания. Раньше у Еревана было свое особое лицо, сейчас оно постепенно теряется

Ануш Тер-Миносян, историк архитектуры, директор Музея русского искусства (Ереван)

Любой старый город он воспринимается, и вообще любой город, не только как трехмерное пространство, а также посредством своего образа. А это значит, это элементы прошлого, это художественное мышление и мировоззрение многих поколений людей, которые жили в этом городе и строили в нем. Естественно, это все накладывает свой отпечаток и поэтому каждое последующее поколение архитекторов должны подходить очень осторожно. Естественно, что это прошлое, эти художественные произведения, которые стоят у нас в городах, они формируют людей, это духовная среда обитания человека. И безликая унифицированная архитектура, конечно, воспитывает в духовном отношении бедного человека

Впрочем, это естественный процесс обновления, которому подвержены все города. Например, в сентябре в Ереване открылось новое здание Матенадарана – уникального книгохранилища, где хранятся средневековые рукописи. Всего 17 тысяч, причем не только армянских.

Сюзанна Акопян, сотрудник Института Древних рукописей Матенадаран им. Св. Месропа Маштоца

Слово Матенадаран в переводе с армянского означает книгохранилище или библиотека. Здесь собраны и хранятся свыше 17 тысяч рукописей как армянских, так и иноязычных, которые представляют как древнюю, так и средневековую научную мысль и культуру. Ну конечно мы не обладали столь огромным рукописным ресурсом, если бы в 5 веке, а конкретнее в 405 году, благодаря Меропу Маштоцу не создались бы наши письмена. Именно в 5 веке были, когда были заложены основы письменности, при церквях и монастырях стали создаваться скриптории, матенадараны, где наши перепесички занимались переписыванием и коллекционированием работ как наших, так и иностранных авторов

Старое здание Матенадарана было построено в 1957 году. Перед входом — памятник основателю армянской письменности Месропу Маштоцу, а также его ученикам. Внутри находится выставочный зал с основной экспозицией. Здесь представлены, например, уникальные образцы средневековой книжной миниатюры, рассвет которой пришелся на 13-14 века. В этих евангелиях на самом деле использовалось золото для достижения золотого цвета, медный купорос для зеленого и лазурит – для голубого. А красную краску изготовляли … из специальных червей. Их и сегодня можно найти в Араратской долине, правда, на поверхность они выходят лишь раз в год — только на 10 дней в сентябре. Ученые считают, что им удалось восстановить технологию изготовления краски. Но проверить это можно будет лишь через несколько столетий. Если краска сохранится, не потускнеет, значит формулу средневековых мастеров сумели воссоздать.

Также в выставочном зале можно увидеть пергаментные рукописи, тексты на древнеяпонском языке и идише, папирус на арабском, древнерусское письмо на бересте. Здесь же первый перевод Эвклидовой геометрии на армянский язык – 11 века, учебник арифметики 7 столетия. Его автор – Ананий Ширакаци, кстати, первым предположил, что земля круглая, а Луна не обладает своим свечением. На научном стенде также карта мира 15 века. Согласно ей в центре земли – Иерусалим. Вокруг — Европа, Либия (Африка) и Азия. Вся экспозиция выставочного зала составляет лишь 2 % от существующих фондов.

Сюзанна Акопян, сотрудник Института Древних рукописей Матенадаран им. Св. Месропа Маштоца

Основная экспозиция в основном не меняется. Не менялась с 1957 года. Но у нас есть также зал временных выставок, где периодически проводятся выставки. Сейчас проводится выставка, которая посвящена Месропу Маштоцу. Выставляем древние пергаментные фрагменты и рукописи, написанные с 5 по 13 века. Экспонируются уникальные фрагменты из истории наших историков, которые жили в эти времена, Евангелия, камелилярии и других светских и религиозных трудов

Часть фондов уже перевезены в новое здание Матенадарана. Здесь есть действительно уникальные экспонаты. Например, оклад из слоновой кости. Всего в мире их сохранилось три – в Ереване, Париже и Равенне. Или же самая древняя копия рукописи самого основателя армянской письменности Месропа Маштоца. А также Евангелие 7 века. Оно принадлежало католикосу Всех Армян Вазгену Первому – 130-му главе Армянской Апостольской церкви, занимавшему патриарший чин почти 40 лет. Держа руку именно на этом Евангелие, присягают армянские президенты во время инаугурации.

Сюзанна Акопян, сотрудник Института Древних рукописей Матенадаран им. Св. Месропа Маштоца

У нас есть специальная реставрационная мастерская, где наши специалисты трудятся над реставрацией. Это очень сложная и кропотливая работа. У нас есть очень много рукописей, над которыми наши специалисты работают годами. Даже есть специалисты, которые приезжают из Германии – Маргарет Яшке, Роберт Штель. Они каждый год приезжают из Германии, безвозмездно, бесплатно реставрируют наши рукописи … Они используют метод наращивания и бумаги, и пергамента. У нас есть права реставрировать ни цвет, ни текст, реставрируют только бумагу, кожаные переплеты и серебряные оклады

Сегодня Ереванский Матенадаран – уникальное место, где собрано не только армянское, но и мировое культурное наследие. Правда, музей этот был открыт лишь в 50 годах 20 века, а рукописи создавались, собирались и хранились на протяжении столетий в других книгохранилищах – матенадаранах – при церквях и монастырях. Дело в том, что армянский народ большую часть своей истории был лишен государства. Поэтому средоточием культуры, позволившим сохранить национальную самоидентификацию стала именно церковь.

Епископ Оваким Манукян, председатель отдела межцерковных отношений Первопрестольного Святого Эчмиадзина

Уже 1700 лет Святой Эчмиадзин – Святая Святых для армян. Здесь находился и находится престол духовного предводителя католикоса всех армян, который печется о народе не только внутри страны, но и по всему миру

Армения – первая страна в мире, принявшая христианство как государственную религию. Уникальные духовные реликвии – кусочек Ноева Ковчега, частица Животворящего креста Господня, копье, которым был пронзен Иисус Христос. Средневековая храмовая архитектура – церкви, не построенные, а вырубленные в скале, а также места паломничества христиан со всего мира. О вере, которая позволила сохранить нацию, вы узнаете в нашей следующей программе.

 

 

Комментарии закрыты