Мало кто из одесситов и гостей города прогуливаясь вдоль побережья Черного моря, в частности, по Суворовской аллее нынешнего парка Шевченко, знают о том, что здесь, в одесском заливе, более 200 лет назад находилась, укрепленная двенадцатью пушками, османская крепость Хаджибей. Однако уже 25 сентября 1789 года, в ходе продолжающейся Русско-Турецкой войны, крепость была взята. Этот год стал отправной точкой для возможности будущего развития и строительства города, названого в последствие Одессой. Через месяц после взятия укрепления Хаджибея были взорваны «посредством двух мин», что диктовалось продолжавшейся войной, а уже после ее завершения была поставлена задача вновь построить крепость для обороны важейшей геополитической точки выхода к Черному Морю. Общий надзор за возведением крепости был поручен величайшему полководцу всех времен и кавалеру всех возможных орденов своего времени Александру Васильевичу Суворову. А строителями крепости были назначены вице-адмирал де-Рибас и инженер де-Воллан.

Александр Чилей (историк, краевед): «Мы постоянно возвращаемся к тем фактам и свидетельствам, потому что история нашего города она связана тончайшими нитями духовности, благоговения перед нашими защитниками, которые защищали 100 лет назад и раньше, также как и выбивали отсюда турок в 1789 году – это тоже определенная веха в истории нашего города. Мы возвращаемся в эпоху, которая отстоит от нашего времени более 220 лет и, в первую очередь, мы вспоминаем ту дату, которая связана с основанием знаменитой Суворовской крепости. Чем она знаменита? 10 июня 1793 года состоялась ее закладка, то есть в этом имел отношение никто иной, как Александр Васильевич Суворов – знаменитый генералиссимус, полководец, который никогда не проиграл ни одного сражения, человек, который достаточно серьезно подошел к той решаемой проблеме: четыре крепости нужно было построить на юге тогда Российской империи. И для укрепления обороноспособности Одессы было приятно решение и были собраны лучшие инженеры того времени. Ближайшим помощником Александра Суворова был знаменитый де-Воллан. Благодаря этому человеку спроектирован город, город, который неповторим и очень любим жителями Одессы

Проект крепости, предложенный де-Волланом, предполагал создать здесь крепость на 120 орудий и 2000 человек гарнизона. К постройке приступили немедленно, ежедневно работало до 800 солдат, и к концу 1793 года уже были видны очертания крепости.

Александр Чилей (историк, краевед): «По плану господина де Волана на том месте, где сейчас стоит дюк де Ришелье там планировалось устройство еще дополнительно артиллерийского форта, то есть с мощной дальнобойной артиллерией, которая могла простреливать все пространство рейда и там должны были по мысли устроителя этой крепости находиться единороги, мортиры – самые мощные на то время орудия.

На следующий год, а именно 15 мая 1794 года, сюда в Одессу прибывает четыре знаменитых полка и в самой крепости размещают знаменитый Нижегородский мушкетерский полк русской армии, то есть небесный покровитель этого полка была Владимирская икона Божией Матери. Общая площадь крепости была 12га, с учетом земляных сооружений 18га, 120 орудий защищали рейд города Одессы. Впоследствии в 1803 это стала территория одесского карантина, а в 1812 году крепость была упразднена. Но почему мы обращаем внимание на это святое место (а оно именно святое)? Потому что по проекту господина де Волана 15 мая Евдоким Сергеев, будущий городской протоиерей, освятил эту крепость, освятил пять бастионов, при чем первый бастион находился справа, последний бастион – слева, а там, где находится напротив парка, напротив нашего стадиона, небольшая горка – там находился пятый бастион Андрея Первозванного. Там были бастионы Александра Невского, Николая Угодника, Иосифа Обручника и Димитрия Солунского, то есть покровители воинов, защитников.

На территории крепости находилась крепостная часовня. То есть ее предназначение каково было? Совершение богослужений. И первый молебен был совершен именно 15 мая 1794 года».

Кроме крепостной часовни в честь святого Александра Невского планировалось, что подтверждается археологами и краеведами, сооружение и крепостного храма в честь того же небесного покровителя воинов, но, к сожалению, эта идея так и не была реализована в жизни.

Александр Чилей (историк, краевед): «Город рос… 22 августа 1794 года состоялась закладка здесь на территории крепости церкви, в честь небесного покровителя Александра Суворова, часовня тоже была в его честь, то есть Александра Невского. А в 1795 года, чтобы увековечить память, было принято решение построить и 14 ноября 1795 года состоялась закладка будущего кафедрального собора (Спасо-Преображенского), а 15, на следующий день, митрополит Гавриил (Бэнулеску-Бодони) от кафедрального, будущего кафедрального собора (тогда деревянная церковь это была, но которая имела определенный статус тогда уже) и в 1795 году сюда приходит митрополит и два протоиерея: Евдоким Сергеев и протоиерей Иванов. Ее начали строить, но судьба распорядилась по-другому: церковь не была построена, но часовня использовалась в полной мере. 1872 год, было 145 лет как было обнаружена закладка вот той не построенной церкви и было написано на свинцовой дощечке с двумя ручками (длина 8 вершков, ширина – 6): « Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа…!». Именно закладная табличка. Каждый житель города Одесса может прийти в краеведческий музей на улицу Гаванную и в экспозиции музея он увидит ту самую табличку, которая была возложена в основании церкви, заложенной 15 ноября 1795 года, более 220 лет.

Это все доказывает то, что это место святое. Мало того, в закладке были обнаружены нетленные мощи святых угодников: святого мученика Мардария и святого великомученика Меркурия, которые были положены самим владыкою Гавриилом (Бэнулеску-Бодони)».

Несмотря на то, что крепостная церковь так и не была сооружена, тем не менее, по сохранившимся метрическим книгам документально подтверждается весьма насыщенная духовная жизнь крепостной часовни: крещения, венчания и погребения совершались здесь весьма и весьма регулярно.

Александр Чилей (историк, краевед): «Абсолютно точно известно и документально подтверждено, это уникальнейший факт, что здесь (в одесском карантине) проходили крещения, венчания и погребения. Здесь зафиксирован уникальный документ: сын карантинного офицера, его крестным отцом был никто иной как знаменитый Михаил Семенович Воронцов, то есть с его отцом он был в дружеских отношениях. Здесь же зафиксировано, что младенца Сосипатра крестным отцом был Филипп Лучич. А кто этот был человек? В его доме была основана первая семинария, а впоследствии в начале 20 века, в 1910-м, стал там епархиальный дом. Это улица Жуковского и первая наша передача о знаменитом Покровском трехпрестольном храме, мы там об этом рассказывали».

История парка Шевченко кроме крепости и внутренней крепостной часовни хранит в своей памяти и печальные страницы из жизни Одессы: здесь располагалось также карантинное кладбище, на территории которого было захоронено множество жителей, погибших от эпидемии чумы и других инфекционных заболеваний.

Александр Чилей (историк, краевед): «Здесь находилось карантинное кладбище, здесь находился чумный квартал, он простирался до аллеи славы и в земле нынешнего нашего парка, который был основан 7 сентября 1875 года как Александровский парк находится прах умерших жителей города Одессы во время эпидемий – об этом нужно знать, об этом надо помнить и ни в коем случае нельзя ни при каких условиях что-либо делать на этом месте, только лишь создание мемориального комплекса в память, то есть картографический материал, который доказывает, что кладбище находилось именно на том месте».

Количество пострадавших от чумы в нашем городе, как и во всем тогдашнем мире, не позволяла никому быть отстранененным от всеобщей трагедии. Кроме молитвенной памяти о усопших, жители нашего города делали все возможное для преостановки дальнейшего распространения эпидемии внутри самого города: отсюда и существование карантина в порту при подозрении болезни у прибывающих в город, а также бережное хранение карантинного кладбища от любопытных прохожих.

Александр Чилей (историк, краевед): «Чтоб показать насколько ответственно подходило к решению вопроса тогдашнее руководство страны (даже не города), то оказалось, что ограду чумного квартала построили очень некачественно и тогда государь-император Николай Первый отдает приказ: тот человек, который должен был построить эту ограду, мало того, что он починит эту ограду, он построит вторую ограду и сделает это не за счет города, а за свой собственный счет, то есть наказан был, как говорят в таких случаях, «рублем», и, как поверьте, немалым».

Район нынешней аллеи славы и памятника неизвестному матросу на территории парка Шевченко вошел в историю нашего города во времена Крымской войны 1853 – 1856 годов, так как именно отсюда, с батареи номер один, неоднократно совершались успешные выстрелы, защищавшие Одессу от возможного захвата Османской империей вместе с ее тогдашними союзниками: Британской и Французской империями, а также Сардинским королевством.

Александр Чилей (историк, краевед): «События, которые нас интересуют – это 1854 год. Абсолютно точно известно, что английский фрегат «Фьюриос»… настолько англичане были рассержены, что они начали стрелять из пушек этого парохода, фрегата и приблизился на расстояние залпового огня самой мощной батареи, которая находилась на мысе, сейчас там памятник неизвестному матросу и с первой батареи, батарея номер один, был нанесен страшный урон: залповый огонь из мощнейших единорогов и мортир и навесной огонь нескольких мортир достал это судно на самом пределе своего залпового огня и немало количество убитых и тяжело раненных убитых и тяжело раненных матросов, при чем лучших матросов английского флота, кто погиб, а кто остался в живых, но были достаточно серьезно покалечены. Итак 1862 год: английские суда спускают флаги по одной причине, потому что этот позор для них стал… «Владычица морей» — самым мощным флотом тогда на земле… они спускали, потому что звонили колокола портовой церкви, а причина простая: портовая церковь звонила в колокола, колокола эти были отлиты из пушек знаменитого, лучшего в английском флоте корабля-фрегата «ТИГР», пушка ее находится возле здания горисполкома очень серьезно нанесла урон Великобритании, был объявлен трехдневный траур по всей стране. Лучший командир господин Джиффард был похоронен в Одессе у нас на Старом христианском кладбище (там был отдельный участок Англиканской церкви) и его супруга приехала сюда под флагом Парламентера… ему были предоставлены все воинские почести. Погибло не мало получается солдат, матросов (у нас на флоте называли – гардемарины, офицеры), то есть захвачены в плен были младшие сыновья лордов, то есть для них это было позором на весь мир – проиграть одно единственное… такого траура даже не было при битве на Альме в Крыму, а вот одно единственное судно, которое было весьма потоплено в районе Большого Фонтана, 9 станция Большого Фонтана, объявлен траур по всей стране».

Уникальность расположения над портом и широкий обзор всей одесской гавани с места тогдашней Суворовской крепости привели к тому, что постепенно, по мере отступления прямых военных угроз с морской стороны, одесситы во главе с иполняющим тогда обязанности городского главы Григорием Григорьевиччем Маразли обратились к императору Александру Второму с предложением об устройстве здесь парка, чтобы одесситы и все гости города смогли созерцать всю ту красоту, к которой имели доступ лишь военные.

Александр Чилей (историк, краевед): « До 1875 года это принадлежало военному ведомству и тогда Григорий Григорьевич Маразли привез сюда государя-императора Александра Второго 7 сентября 1875 года и рассказал о планах по благоустройству этой территории, на что тот дал свое высочайшее повеление и здесь уже стал образовываться парк и первый дубок, вокруг которого была даже небольшая ограда – это запечатленный факт истории нашего города, то есть с 75 года это можно считать уже парком, Александровским парком, а до 75 года – это была военная зона, которая принадлежала военному ведомству… здесь находились пороховый склады, хранился порох и сюда допуска людям не было».

В результате образования Александровского парка Суворовская крепость была упразднена и, соответственно, крепостная часовня, находящаяся внутри крепости прекратила свое функцинирование. И лишь по косвенным историческим свидетельствам и упоминаниям в дореволюционных газетах можно найти подтверждение реальности существования крепости и крепостной часовни.

Александр Чилей (историк, краевед): «Здесь, то место, где мы находимся, раньше находился пассажирский квартал и в 1886 году на Пантелеимона целителя проходил батальонный праздник – 12 саперного батальона 5 саперной бригады. Присутствовали генерал Редберг, генерал Скалон, генерал свиты Его Императорского Величества, надо было заслужить подобный титул в перечне, и вот они пришли сюда и был батальонный праздник. Мы знаем, что в 1886 году батальонный праздник проходил у развалин карантинной церкви – это та самая часовня, которая находилась непосредственно в крепости, а остатки стен – их использовали в 72 году для постройки уже портовой церкви, которая находилась возле Гигантской лестницы».

Крепостная часовня была по сути предшественницей прославленной в дальнейшем Никольской портовой церкви, располагавшейся вдоль побережья неподалеку от крепости, а именно – под Гигантской лестницей, которая сегодня именуется Потемкинской.

Александр Чилей (историк, краевед): «В 1872 году расширялась наша карантинно-портовая церковь – это церковь Николая Угодника и всех святых в земле Российской просиявших, Чем она знаменита? Потому что она была хранительницей более 40 уникальных святынь, дарованных Одессе во благословение».

Наступления относительного мира по прошествии войн с их вечными спутниками — страхом, бедностью и голодом – способствовали тому, что жители города смогли наконец-то немного возвысить свои взоры над суетой и бытовыми нуждами.

Александр Чилей (историк, краевед): «В 1870 году здесь неподалеку находится одно очень уникальное место – это наша одесская обсерватория… в Одессе много чего происходило и одним из интереснейших фактов является то, что возле памятника светлейшему князю Воронцову был установлен небольшой телескоп и каждый желающий мог заплатить деньги и посмотреть на кольца Сатурна, на спутники Юпитера и увидеть ту красоту звездного неба, планеты Солнечной системы и удивиться, и восхититься этим – и вот мы живем в таком городе!»

Советский период оставил свой значительнейший след в истории Александровского парка, названного в честь императора всеросийского Александра Второго: как и во многих подобных случаях руководство пыталось сделать все так, чтобы выкорчевать с корнями все подробности истории данного места и всего с ним связанного, если оно не соответствует идеологии партии.

Александр Чилей (историк, краевед): «Александровский парк, основанный 7 сентября 1875 года, когда прибыл сюда император, он же и посадил дубок, который был под охраной государства до самой революции. В советское время его сразу же, что называется, спилили, потому что он напоминал, что этот парк в честь кого?»

Кроме того материалистическая идеология, не признающая в человеке наличия души, оставила и другой характерный для себя отпечаток в истории города: на этот раз жертвой материалистических целей стало располагавшиеся здесь некогда кладбище. Мало кто из одесситов знает или слышал о том, что нынешний стадион «Черномерец», который в 1930-х годах назывался «Динамо», располагается как раз в районе уничтоженного в середине 20 века кладбища.

Александр Чилей (историк, краевед): «Есть еще один очень интересный косвенный факт, в 30-е года 20 века, когда в советское время начали реорганизовывать эту всю территорию, территоию парка, есть упоминание, что здесь находился спорткомплекс «Динамо» и было принято решение: на территории это парка устроить стадион «Динамо»… вот тогда-то и были уничтожены могилы тех людей, которые похоронены были здесь, которые хоронились здесь… вот есть метрические записи одесского карантина с 1824 года, то есть она была как предшественница нашей портовой Никольской церкви… кладбище, был построен стадион, а прах людей, который частично до сих пор находится еще под землей… там было кладбище частично, там было карантинной кладбище, а чумный квартал (чумное кладбище) оно простиралось до аллеи славы, то есть ограда охватывала именно ту территорию, то есть там были похоронены люди, умершие от чумы, холеры и других эпидемических заболеваний».

Нынешний парк Шевченко кроме революции 17-го года был также свидетелем и печальной страницы в истории многих городов и стран мира – Второй Мировой войны. До наших дней сохранилось немалое количество статей и фотографий, отображающих жизнь одесситов в оккупированном румынами городе.

Александр Чилей (историк, краевед): «Мы возвращаемся в 1942 год: 75 лет тому назад здесь в этом парке расположились… кто-то скажет оккупационные войска, но давайте не забывать, что румыны – тоже как и мы православные христиане и как христиане мы должны быть более милосердны, более спокойны и уравновешены по отношению к тому, что.. да, они пришли к нам как завоеватели, но все-таки это история нашего города, так вот известно, что в Одессу приехал главный архиерей военных священников румынской армии и здесь была отслужена была божественная литургия: сами румынские солдаты и офицеры имели возможность исповедоваться, причаститься святых Христовых Таин здесь в этом ныне находящемся парке. То есть это тоже наша история, и на тот период, ну, если вспомнить 1943 год – так это то, что тогда правящим архиереем или руководителем румынской православной миссии был Виссарион (Пую) – личность уникальная. Заканчивал еще в Российской империи академию, великолепный знаток русского языка… в последствие после Второй мировой войны, то есть его биография, этот человек уехал заграницу, потому что в его родной стране его преследовали… так вот он возглавил румынскую епархию при Русской Православной Церкви Зарубежом, а это означает, что за этого архипастыря, за этого митрополита, мы можем тоже помолиться! Потому что у нас сейчас есть литургическое общение с Церковью Зарубежом, поэтому он достоин того… тем более, что восстанавливал и освящал множество православных храмов на территории Одесской области и за ее пределами, туда входила в Трансднистрию и часть Винницкой области, и так далее…»

Александр Чилей (историк, краевед): « Итак мы находимся в парке Шевченко, Александровский парк, еще раньше это Суворовская крепость – это этап развития этого места, оно само по себе прекрасно и красиво, оно приведено в определенное благолепие, мы находимся возле остаток карантинной стены».

Недаром крепость некогда называлось Суворовской, а сегодня аллея в парке Шевченко и целый микрорайон в городе наименованы в честь человека великой силы воли и духа.

Александр Чилей (историк, краевед): «Александр Васильевич Суворов – чем он знаменит? Как-то мне позвонили и попросили помочь выяснить какая икона сопутствовала во всех, даже самых незначительных походах, Александру Васильевичу Суворову. Кинулись искать, я подключил пять компьютерщиков, которые начали искать в интернете и, благодаря Владимиру Миронову – преподавателю нашей одесской консерватории удалось выяснить какая эта икона… этот исторический факт и распечатан и представлен нашему владыке и теперь при въезде в Суворовский район стоит часовня в честь Спаса Нерукотворного, так что малая лепта Вашего покорного слуги там есть. Икона Спаса Нерукотворного увековечена на территории нашего города и это въезд в Суворовский район, там находится часовня в честь Спаса Нерукотворного и памятник в его честь, то есть он в плеяду входит основателей города Одессы, строителя крепости и даже то, что мы находимся в начале Суворовской аллеи – это тоже память о нем».

Суворов всегда столь уважаем и почитаем не просто потому, что он не потерпел ни одного поражения за все годы своего военного служения, хотя и это само по себе удивительно и неповторимо! Александр Васильевич был человеком веры и человеком молитвы! Подобно своему небесному покровителю, святому воину и князю Александру Невскому, он видел себя в первую очередь служителем Бога и защитником слабых. О его ежедневных молитвах ко Христу сказано и написано немало, но это лишь капля того, что было в его жертвенной и смелой душе, знающей из Писания, что «если Бог с нами, то кто против нас?». Он настолько возвышался над суетой и доверял Христу, что, по сути, был прозорливым старцем-молитвенником, просто в военном обмундировании. К примеру, в начале Кинбурнского сражения, во время высадки турок Суворов находился в церкви по случаю праздника Покрова Пресвятой Богородицы…

Александр Чилей (историк, краевед): «И когда вестовой прибежал к Суворову, который стоял на молитве и говорит: «Высадился десант, 5 тысяч лучших морских пехотинцев Турецкой империи», — он говорит: «Пускай высаживаются все, времени нету на них!»

Он приказал не открывать ответный огонь и ждать пока высадятся все турецкие войска. Сам в это время продолжал слушать литургию. Спокойствие Суворова в подобных ситуациях всегда придавало уверенности в себе русским воинам. Когда турки подошли к крепости на расстояние 200 шагов, последовал залп из всех орудий, и началась контратака, в результате которой командующий турецким флотом поступил со своими воинами уже далеко не в том спокойном духе, в котором отдавал приказы всегда в уверенный в Боге и Его Промысле Суворов.

Александр Чилей (историк, краевед): « А капутан-паша – верховный главнокомандующий турецким флотом – сказал: «Дороги назад вам нет!» и утопил все гребные суда. Говорит: «Или вы побеждаете или вы утопаете!». Осталось 600 турок, которых просто спихнули в море, которые подняли руки вверх и пошли сдаваться, потому что дорога назд им была уже заказана, то есть, и это сыграл кто? Суворов!»

О глубокой религиозности и духовности Суворова существует столько устных и письменных упоминаний, что в рамках одного обзора его жизни вместить их практчически невозможно!

Александр Чилей (историк, краевед): «Хочется сказать, что в городе Тульчин есть храм Успения Пресвятой Богородицы, так вот певчим в этой церкви был сам Суворов, то есть полностью знал службу от начала до конца в течение года! И говорят, что он в церкви в своем имении имел тайное рукоположение и исполнял обязанности диакона, ну, он себе мог позволить, наверняка! Поэтому человек был незаурядный, хотя, как о нем говорят, в детстве он был слабый и хилый, но зато своей целеустремленностью, напористостью он развился так, что и в 70 лет такие походы! Чего стоят только походы в Швейцарских альпах! Ведь он же их прошел! В таких преклонных годах! Для него это было не помеха!… Это был человек своего времени, личность легендарная и незаурядная! Приведу конкретный пример: когда наши войска переправлялись через Дунай обратно, чтобы уйти в карантин, там был походной церкви иконостас Муромского пехотного полка, так вот этот иконостас прошел через Швейцарские альпы и везде, где был Суворов совершались молебны перед битвой и после битвы, потому что он был человеком глубоковерующим. Это человек, который любил, уважал своих подчиненных, и которые любили его не меньше, Он был верующий человек и он заслужил историческую память, в том числе в нашем городе, потому что здесь его ноги прошли ни один десяток километров: он был и на территории Овидиополя, он был и здесь – тогда еще в Хаджибее… его методики боя, его методики именно сражений изучались всеми сухопутными генералами и брались на вооружение».

Как часто бывает, что гениальные люди, сделавшие очень много в своем направлении деятельности, не оставляют после себя достойных наследников или приемников своего дела и своих традиций и открытий. В таком случае ощущается некая неполнота в биографии подобных гениев, но Суворов – к этой категории гениев не относится. Всегда удивляет количество достойных приемников, наученных тактике ведения сражений от своего великого наставника, а также просто людей, вдохновленных его верой и его жизнью!

Александр Чилей (историк, краевед): «Воспитанник и ближайший друг Суворова (Суворов был командиром Астраханского полка, а командиром роты у него был Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов), то есть один полководец у другого полководца перенимали самое лучшее и были они верующими людьми, что немаловажно и сражений, простите, не проигрывали, потому что знали, что за них молятся везде и повсюду, то есть память эта достойная, эти люди достойны уважения и почитания!»

Комментарии закрыты